Екатерина Чиркова: Команда — ключевой фактор успеха

01 октября 2020

Локдаун, экономический кризис, падение цен на нефть... Год выдался непростым для бизнеса, а значит, и для банков. Как идет восстановление в разных отраслях, что меняется в проектном финансировании — в интервью Екатерины Чирковой, вице-президента, директора департамента по работе с клиентами банка «Открытие».

— Этот год запомнится многим. Что изменилось в работе банка и вашего подразделения?

— Вы правы, этот год точно запомнится. Вместо циклического замедления мировой экономики к концу года, которое прогнозировали многие эксперты , мы увидели резкий уход в минус всех ведущих экономик мира, динамичное смягчение денежно-кредитной политики властей и беспрецедентно низкие ставки в России. Все это происходило в ситуации внезапного массового перехода на дистанционное взаимодействие — удаленку. Конечно, нам нужно было быстро сориентироваться, что и как делать в этой новой реальности, резко перестроить бизнес-процессы, успокоить сотрудников и клиентов и придать им уверенности. Здесь важную роль сыграл высокий профессиональный и человеческий уровень нашей команды.

Умение быстро собраться, сфокусироваться, доверие друг другу и общая нацеленность на результат стали ключевыми факторами успеха.

Судя по цифрам, мы хорошо справились. В частности, объем выданных корпоративных кредитов за семь месяцев вырос на 40% по сравнению с 2019 годом и составил больше 500 млрд рублей. Мы доказали себе, что можно хорошо работать и без личной коммуникации с клиентами (хотя, конечно, для клиентской службы это было серьезным испытанием). В офис мы вернулись одними из первых. Так что год выдался тяжелый, нестандартный, но интересный и хороший для нас.

— Как повлияла пандемия на ваших корпоративных клиентов?

— Крупный бизнес традиционно более устойчив к волатильности и кризисам, чем малый, у него больше запас прочности. Для корпоративных клиентов банка «Открытие» этот тезис абсолютно подтвердился: ни один клиент из сформированного нами за два года кредитного портфеля не ушел в дефолт, количество реструктуризаций или серьезных проблем у клиентов из-за ковида можно пересчитать на пальцах одной руки. Причем все непростые ситуации мы разрешили комфортно для каждой из сторон.

Некоторые наши клиенты даже обнаружили в происходящем «окна возможностей», и мы активно обсуждаем новые проекты.

— Разница между восстановлением разных отраслей экономики заметна?

— Да, конечно. Сильно пострадали от пандемии перевозки, гостиничный бизнес, общепит, торговля товарами длительного пользования. Ресторанный бизнес по мере отмены ограничений быстро восстанавливается.

Позитивная динамика видна у автодилеров и застройщиков, но это скорее результат отложенного спроса и снижения доходности альтернативных вариантов инвестирования.

А вот перевозки и отели восстанавливаются гораздо медленнее и тяжелее.

Самое существенное сокращение объемов бизнеса — в нефтегазовом секторе из-за участия России в сделке ОПЕК+. Но здесь восстановление напрямую завязано на отмену ограничений и произойдет не ранее следующего года.

— Проводилась ли в банке «Открытие» переоценка качества кредитного корпоративного портфеля из-за пандемии? Вы ужесточали требования к заемщикам?

— В кризис мы более пристально смотрели на динамику отраслей, пересматривали аппетит к риску там, где существенно менялась рыночная ситуация. Внимательно следили за кредитным портфелем и ситуацией у каждого клиента. Но изменения правил выдачи кредитов, ужесточения требований или отказов по согласованным с клиентами сделкам не было. Более того, там, где видели возможность господдержки, еще и помогали компаниям получить денежные средства.

— Каков ваш прогноз по развитию корпоративного бизнеса: бум или плато? Каковы планы банка по развитию бизнеса с корпоративными клиентами в 2021 году?

— В этом году корпоративный бизнес, по моим оценкам, покажет рост около 7-8%, в том числе за счет перетока спроса на финансирование с долгового рынка на кредитный. В следующем году мы также ожидаем роста — начнут реализовываться отложенные в 2020 году проекты.

В целом рынок будет расти примерно на 6%, существенно выше темпов инфляции.

При этом мы в банке «Открытие» планируем продолжать расти быстрее рынка, фокусироваться на инфраструктуре, нефтехимии, жилищном строительстве, металлургии, АПК и пищевой промышленности, расширять проектное финансирование и активно заниматься развитием продуктовой линейки банка, особенно ее транзакционной части.

— Чуть больше года назад на рынке жилья появился новый механизм проектного финансирования — эскроу-счета. Каковы первые итоги работы по этому механизму для банков, застройщиков и в целом для рынка жилья?

— Я бы сказала, что ключевым итогом первого года работы рынка в новых условиях стала успешная адаптация сторон к новым правилам и прежде всего друг к другу. Раньше многие застройщики в принципе не видели необходимости работать с банками по проектному финансированию — бесплатных денег дольщиков на стройку хватало, а многие банки не имели достаточного опыта работы с застройщиками. Теперь новый механизм вынудил стороны активно взаимодействовать. За этот год процессы совместной работы банков и застройщиков полностью налажены, а рынок жилья (прежде всего дольщики) гораздо лучше защищен от риска незавершенного строительства.

— Что вы считаете основными достижениями банка «Открытие» в работе через эскроу-счета?

— Банк «Открытие» активно финансировал жилищные проекты и до введения нового механизма. Переход на эскроу-счета заставил нас посмотреть не только на работу с застройщиком, но и на розничную часть этого бизнеса, на продукты и сервисы для физических лиц. Для успешной работы с эскроу-счетами пришлось внедрить ряд совершенно новых процессов и процедур, что позволило нам оптимизировать работу отделений по всей стране. В результате этой работы нам удалось стать четвертым банком в России по работе с застройщиками, и сегодня мы финансируем через эскроу строительство более 1,5 млн кв. м жилья в 22 регионах России: от Калининграда до Владивостока.

— Насколько жесткая на данный момент конкуренция среди банков, которые готовы финансировать строительство жилья по новой схеме? Какие преимущества у банка «Открытие» в работе с застройщиками?

— Несмотря на то что к финансированию застройщиков по механизму эскроу допущены 96 российских банков, реально финансирование предоставляют не более десятка. Но конкуренция между ними существенная, причем как по ценовым параметрам, так и по структуре сделки.

Наши конкурентные преимущества, на мой взгляд, — это гибкость, широкий набор сопутствующих кредитных продуктов, скорость реализации сделки, выгодные коммерческие условия, оптимизированный бизнес-процесс по открытию и сопровождению эскроу-счетов дольщиков, развитая сеть отделений и одна из самых выгодных на российском финансовом рынке ипотечных программ.

— Сколько жилья было введено с помощью нового механизма? Не привел ли запуск новой схемы строительства к снижению объемов вводимого жилья и росту цен на него?

— С момента обязательного внедрения механизма эскроу-счетов прошло чуть больше года. Это меньше срока реализации стандартного жилого проекта, поэтому количество жилья, введенного по новым правилам, еще не так велико. В нашем портфеле введено в эксплуатацию всего четыре таких объекта, массовый и регулярный ввод пойдет начиная с 2021 года. С учетом поэтапного запуска механизма проектного финансирования через эскроу-счета, а также бесшовности процесса для рынка никакого снижения темпов ввода жилья нет.

Рост цен из-за введения эскроу оказался незначительным и пришелся на первое полугодие 2019 года.

Таким образом, ажиотаж, связанный с ожиданием перехода на эскроу, в большей степени был реализован в увеличении объемов продаж, нежели в ценах.

— Что будет происходить с ценами на жилье по мере развития рынка новостроек через эскроу?

— От механизма эскроу-счетов, на мой взгляд, ничего не поменяется. В России достаточно большой нереализованный спрос на улучшение жилищных условий. А нынешние исторически низкие ставки по ипотеке, несомненно, способствуют росту спроса. Но поскольку реально располагаемые доходы людей в кризис просели и будут восстанавливаться медленно, бурного роста цен на недвижимость мы не ожидаем. Что касается инвестиционного спроса, тут все зависит от того, как будут двигаться валюты и куда население сможет инвестировать. Если наиболее стабильным инструментом останется недвижимость, это вызовет рост ее стоимости. Если же банки, фонды и управляющие компании предложат розничным клиентам другую альтернативу для инвестиций, это сильно сдержит цены на жилье.

— Каковы ваши прогнозы развития рынка проектного финансирования в 2020 году?

— По моим ощущениям, рынок проектного финансирования либо уже стабилизировался, либо находится в максимально близком к этому состоянию. Банки расширили свою продуктовую линейку для застройщиков настолько, что это позволяет финансировать весь девелоперский цикл от выбора и приобретения новой площадки до завершения строительства практически полностью за счет кредитных средств. С точки зрения работы с физическими лицами — покупателями квартир — также не просматривается очевидных опций для оптимизации. Этот процесс достаточно прост.

Наиболее очевидный драйвер для развития рынка — упрощение процессов оформления исходно-разрешительной документации и взаимодействия застройщиков с государственными органами. В этом направлении мы ожидаем уменьшения нормативных сроков оформления и изменения документов, а также большей простоты и прозрачности процессов на каждом этапе.

— Что стало лично для вас основными вызовами в работе с корпоративными клиентами, у которых сейчас все меняется?

— Прежде всего мы обязаны не подвести клиента. Выдержать все согласованные сроки и принципиальные условия, о которых договорились, — это сложно из-за увеличения количества проектов и клиентов. При этом важно не подвести и сам банк: правильно оценить текущую рыночную ситуацию, спрогнозировать динамику бизнеса клиента и получить тот результат, который запланирован. Ну и конечно, в этих непростых условиях важно развивать бизнес и вселять в своих сотрудников и клиентов уверенность в успехе.

— Какие личные уроки вы вынесли из пандемии? Сложно ли было работать на удаленке с тремя детьми?

— Я и до пандемии была достаточно сильно вовлечена и в семейную жизнь, и в работу. Поэтому из-за коронавируса в моей жизни в общем-то ничего не изменилось. Кроме дополнительного экрана перед тобой. Личный урок такой: когда с утра садишься за компьютер и понимаешь, что дальше весь день забит встречами и совещаниями, надо взять больше бумаги и ручек. Чтобы в тот момент, когда откроется дверь и к тебе на колени с разбегу влетит кто-то из детей, ты, не отвлекаясь, могла выдать ему ручку и бумагу, не упустив ничего важного на бизнес-встрече. Ну а потом тихо звать на помощь бабушку.

А если серьезно, то с моим графиком работы, превратившимся в почти круглосуточный из-за «удаленки» (больше меня за компьютером находилась только старшая дочь с бесконечными уроками и консультациями в школе), выжить с двумя маленькими детьми без помощи бабушки и дедушки было бы невозможно.